Отменить старение? Реально!

О чём молчали рыбы – Представьте себе, что все организмы – 1,5 миллиона видов животных и 500 тысяч видов растений, живущих ныне на Земле, – не старели бы и не умирали. Биосфера планеты быстро бы «перегрелась». Поэтому эволюция придумала старение и обновление видов через смерть. Тем не менее науке известно несколько десятков видов животных, у которых программа старения отсутствует. Учёные объединили их в особую группу – «negligible senescence», что переводится как «незначительное старение». К счастливчикам-долгожителям относятся щуки, каменные морские окуни, черепахи, морские ежи, мидии Грэя, жемчужницы. Многие из них доживают до 100 и даже до 200 лет. – То есть годы идут, а они не стареют? – Есть несколько признаков отсутствия старения. Во-первых, животные этой группы, несмотря на возраст, продолжают производить потомство, во-вторых, непрерывно растут. Например, моллюск жемчужница Маргаритифера, разменявшая вторую сотню лет, способна производить до 6 миллионов зародышей, в то время как её тридцатилетние собратья – лишь 1 миллион. И умирает Маргаритифера не от старческих недугов, а от голода, так как всё время растёт, и в конце концов её раковина становится такой большой, что не позволяет ей передвигаться. Но самое важное – нестареющим животным не грозят онкология, нарушение обмена веществ, ослабление иммунитета. – Жаль, что повезло только избранным. – Не только. Вот уже 20 лет изучают феномен, который позволяет сказать, что программу старения можно отменить. Есть такой поразительный факт: нестареющая жемчужница, паразитирующая на атлантическом лососе, способна в несколько раз продлить ему жизнь.
Как известно, после нереста лосось скатывается в океан и умирает буквально за две недели. Рыба худеет, слабеет, кожа ее истончается, появляется остеопороз – горб, а также опухоли, гематомы, кровоточащие язвы, грибки… Миссия продолжения рода выполнена, и организм лосося запускает программу самоликвидации. Ленинградский врач В. Дильман еще в 80-е годы первым обратил внимание на то, что гормональные сдвиги при старении лососей и человека совпадают до деталей. Разница лишь в том, что у человека они протекают во много раз медленнее.
Наблюдая за жизнью лососей, заметили, что особи, заражённые личинками Маргаритиферы, после нереста не возвращаются в море, чтобы там умереть, а остаются зимовать в реке. Жемчужницы используют лосося в качестве суррогатной матери для своих отпрысков. Личинки моллюска «арендуют» рыбу на год – именно столько времени требуется им для полноценного развития. Закрепившись на жабрах лосося, глохидии впрыскивают ему в кровь вещества, которые стабилизируют его гормональный и иммунный статусы и не позволяют «кормильцу» умереть раньше положенного срока. Благодаря такой «дружбе» некоторые лососи нерестятся по 5-6 раз, достигая возраста 13 лет.
Подметили и ещё одну особенность симбиоза: личинки в жабрах лосося выращивают для себя капсулу, своеобразную опухоль, заставляя клетки усиленно делиться. Но когда молодые моллюски покидают «домик», под воздействием особого секрета за 1-2 суток новообразование в жабрах рассасывается.
Сходное по свойствам вещество мы обнаружили и у маленькой рыбки колюшки, родственницы морских коньков. Когда самка колюшки мечет икру, самец вырабатывает специальный секрет – мукус, поливает им икру и сторожит её, обмахивая плавниками. Если программа развития в икринке ошибается, мукус даёт ей команду на самоуничтожение – апоптоз. То есть мальки-уродцы погибают ещё до рождения. Ещё колюшка использует мукус для заживления ран и как лекарство от стресса после боёв с другими самцами. Мы пробовали лечить мукусом колюшки других рыб со смертельными заболеваниями, например некрозом плавников, – и через 3-5 дней они выздоравливали.
Надежда для больных – Можно ли ваше открытие применить для продолжения жизни и лечения людей? – В экспедиции в Мурманскую область мне как-то пожаловался на многолетние трофические язвы один из сезонных рабочих. Я предложил помазать его раны на коже мукусом – и через несколько дней они исчезли. Потом за помощью обратились люди с псориазом, фурункулами, нейродермитом… Молва о чудодейственном средстве разнеслась по всей округе. Ко мне пришёл больной с онкологическим диагнозом – я и ему не отказал. А через два месяца врачи обнаружили, что опухоль уменьшилась.
Ещё в позапрошлом веке известный германский врач Вирхов выдвинул гипотезу, что рак – это «хронически незаживающая рана», и нужно только найти источник, обладающий невероятно сильным свойством по заживлению ран, то есть переводящий процесс некротически гибнущих клеток в процесс апоптоза (упорядоченного самоубийства раковых клеток). Тогда я и подумал: почему бы не использовать противоопухолевые и заживляющие свойства мукуса колюшек и секрета личинок жемчужниц для лечения онкологических больных?
На основе этих веществ мы создали эликсир, который много лет испытывали на лососях, морских свинках, мышах, кроликах… Тесты на противоопухолевую активность препарата проводились в НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова. Оказалось, что даже ослабленная доза эликсира на 17% продлевала жизнь подопытных мышей, заражённых карциномой (одним из видов рака).
Затем проверяли действие эликсира на самих себе. Я, например, благодаря ему сбросил лишние килограммы, нормализовал сон и избавился от возрастных морщин. Это подтвердило мои догадки о том, что выбранные вещества являются не только противоопухолевым, но и омолаживающим средством. Недаром нам с учениками удалось даже вывести гибрид колюшки, феноменально устойчивый к ранениям, заболеваниям и стрессам, продолжительность жизни которого составила 8 лет против обычных 2.
В 2002 году мы наконец предложили врачам одной из московских клиник испытать препарат как общеукрепляющее средство у онкологических больных с последней стадией. В эксперименте согласились участвовать 15 пациентов с различными формами рака. В результате многие из них почувствовали себя лучше, а у некоторых после месячного курса опухоль исчезла.
В октябре того же года к нам обратились родственники парализованной женщины, у которой в мозгу была опухоль. Болезнь прогрессировала, но врачи отказывались оперировать. С января мы начали давать ей эликсир. А уже в мае пациентка вышла на работу. В ноябре 2003 года компьютерная томограмма показала, что опухоль полностью рассосалась.
К сожалению, некоторых онкологических больных спасти не удалось, но жизнь мы им продлили на несколько месяцев вопреки прогнозам врачей.
На сегодняшний день наш препарат испытали на себе более 700 человек с внутренними заболеваниями и более 2000 – с наружными, кожными. Эффективность лечения превышает 80%. Положительный результат достигнут среди добровольцев не только с онкологией, но и с некоторыми типами доброкачественных опухолей, а также с пневмонией, нейродермитом, пиелонефритом, астмой и другими заболеваниями.
Наш препарат уже прошёл проверку в Минздраве на токсикологическую, микробиологическую, физико-химическую безопасность и имеет санитарно-эпидемиологическое заключение. Результатами исследований заинтересовались наши иностранные коллеги.
Впрочем, говорить о новой панацее пока рано, надо подождать ещё немного: стандартом является выживаемость больных в течение 5 лет после лечения, а мы начали работу с добровольцами в 2002 году. Я знаю, что первая реакция на сообщение об излечении терминальных стадий рака вполне предсказуема: такого не может быть! Более того, если хочешь подвергнуться яростной критике, скажи, что знаешь, как побороть рак. Слишком долго мы ждали этого, слишком часто обманывались. Хотелось бы предостеречь от излишнего оптимизма. Механизм действия препарата ещё не до конца изучен, нужны дополнительные исследования, клинические испытания и деньги на их реализацию.

Марина МАМОНА