Ах, ножки!

Первая эйфория от смены государств быстро схлынула, я пошла учиться и работать, постепенно заменяя свою неординарную одежду на более удобные и привычные в Канаде обычные брюки и блузки. Юбочки же доставались из шкафов все реже и реже и в конце концов стали выходной одеждой. Однако посещая по прaздникам свою подругу, я еще долгое время слышала сакраментальную фразу о страховке ног, заливаясь в ответ заливистым смехом, принимая ее за изощренный Канадский комплимент. В конце концов, когда “комплимент” набил оскомину, я удосужилась спросить Наталью почему ей не дают покоя мои ноги и их страхование. К моему удивлению она относилась к этому серьезно. “Красивые ноги”, – объяснила она, – “могут обеспечить женщине определенный успех в жизни и даже уровень финансовой обеспеченности, если хочешь. Если с ними что-нибудь случиться, ты легко потеряешь свой социальный статус. Муж может бросить тебя, а работодатель заменить на кого-нибудь более презентабельного”, – продолжала она. Я рассмеялась. Мои ноги, несмотря на их классный вид никогда не подводили меня. Они всегда прекрасно выполняли свою работу чем бы я ни занималась: проходили по 20 километров в день когда я увлекалась пешеходным туризмом, отлично тащили меня в гору, когда я переключилась на альпинизм, помагали мне проплыть километр без остановки, легко поднимали меня на пятый этаж сталинского дома без лифта с годовалым ребенком на руках и так далее. Я даже не представляла, что с ними может что-то случиться, хотя я нещадно эксплуатировала их, не слезая свысоких каблуков даже дома.
Прошло 10 лет… Десять лет в Канаде, где все другое – и вода, и пища, и условия и интенсивность труда. Да и я стала на десять лет старше. Многое в моем организме начало меняться. К моему величайшему удивлению, первыми стали сдавать ноги.
Сначала появились нестерпимые боли в “косточках”. Тщательно проштудировав Канадскую медицинскую литературу по этому вопросу, я поняла, что выход у меня один – операция. И без всяких гарантий, что боли не вернуться через пол года. Однако, я не хотела сдаваться – операция на двух ступнях, три недели на костылях, три месяца с палочкой. На четвертый – я стала на горные лыжи, а к весне и на каблуки перешла. Я наслаждалась победой. К сожалению, она не была долгой. Оказывается, мама была права, и за все в жизни приходится рано или поздно расплатиться. Надо было беречь свои ножки смолоду!
Через пол года после операции у меня появились нестерпимые боли в пятке. Я вспомнила медленную, осторожную, как будто она шла по стеклам, походку своей бабушки. В то время это назвалось “шпорами”. Врач, разглядывая мой ренген, пробормотал: “Heel spurs”. Самым лучшим лечением, которое он мог предложить, были специальные стельки или ортопедическая обувь. Альтернативой была следующая операция, опять без всяких гарантий. Я представила себя в ортопедической обуви и расплакалась…
Муж, послушав мои жалобы и осознав всю безнадежность своей ситуации, мужчины в расцвете сил, постоянно натыкающегося на хромающую по дому с кислым лицом, вечно ноющую жену, и моментально предложил Соломоново решение: “Почему бы тебе не съездить в Европу? Отдохни, расслабься, заодно узнай, как они там лечат твои “шпоры”. Наверняка уже что-нибудь придумали”. Еще пару дней поплакав, получив временно обезбаливающию инъекцию кортизона в пятку, я купила билет и улетела в Австрию.
Вена… Дворцы Габсбургов, музеи, Моцарт, Штраус, прогулки по вечернему городу, оперный театр, черепичные крыши, старинные мостовые, выложенные брусчаткой. Я забыла про все свои боли, наслаждаясь сказочной красотой города. Как-то вечером, прогуливаясь возле собора Св. Стефана по брусчатой мостовой, я подвернула ногу. Попытка встать не увенчалась успехом. Прогулка закончилась в травмпункте городского госпиталя. В Торонто я вернулась в инвалидном кресле. Опять костыли, потом палочка. Я ждала снятия гипса каждый день. Наконец, это свершилось. Я радовалась безмерно пока не увидела себя в большом зеркале. Господи, да разве это мои ноги? Разной толщины, однако обе тяжеленные и отечные. Когда семейный врач, к которому я в ужасе прибежала, прокомметировал их состояние как “perfectly healthy”, у меня началась депрессия.
Чтобы немного растормошить меня, муж стал по выходным таскать меня в гости.
Однажды на дне рождении своей подруги, я встретила старого приятеля. Он пригласил меня потанцевать. Я расплакалась потому что и ходить-то толком не могла не то, что танцевать. Приятель сначала растерялся, а потом все-таки вытряс из меня причину моих рыданий. Неожиданно он начал смеяться, лихорадочно шаря по карманам. “Я помню, у тебя скоро день рождения”, – сказал он. “Я вроде никогда не был скупым, но в этот раз я хочу действительно сделать тебе царский подарок”, – он протянул мне какую-то карточку. “The Art of Life” – единственное, что я смогла рассмотреть на ней сквозь слезы. “Я не буду тебе ничего рассказвать”, – добавил он, – “ты просто один раз туда сходи. А впрочем, обрати внимание на Ларискины ноги, кивнвул он на свою, летящую в танце жену”. Я посмотрела – и решила сходить.
То, что я увидела, меня просто ошарашило. Оказывается нам не нужно ездить в Европу, чтобы привести в порядок свои ножки! Владельцы центра “The Art of Life” позаботились о наших проблемах заранее. Они привезли всю новейшую, Европейскую физиотерапетическую аппаратуру в Торонто.
Сначала мне залечили перелом при помощи какого-то фантастического Пульсирующего Магнитного Поля, скомбинированного с Инфра-Красным Лазером. Сделали рентген и заставили сходить со снимком к ортопеду. Оказалось, что кость сраслась настолько полно и “качественно”, что на снимке невозможно найти место перелома. Боль и отечность в этом месте тоже полностью исчезла.
Принимающая в центре доктор натуропат объяснила мне, что так легко кости ломаются только при остеопорозе, и посоветовал сделать “bone density test”. Мой лечащий врач, получив результаты этого теста, немедленно вызвал меня на прием и объяснил в какой опасности я нахожусь. Что мне надо забыть про спорт, отказаться от подвижного образа жизни, ходить медленно, внимательно глядя под ноги, чтобы не оступиться и не сломать опять ногу.
Но во мне уже жила надежда. Поэтому попросив копию результатов теста, я помчалась в “The Art of Life”, где не согдасились с переживаниями моего доктора и выписали мне гомеопатические капли и другие натуральные препараты.
Тем временем, когда боль от перелома совсем ушла, физиотерапвт спросил меня не хочу ли я теперь избавиться от своих “шпор”. Я не поверила своим ушам, ведь я-то думала, что в Канаде это неосуществимо! Я была готова на любое длительное и даже мучительное лечение, лишь бы вернуть радость движения. Когда после трех сеансов Radio Shock Wave Therapy, доктор с улыбкой сказал мне, что теперь я могу на выбор прыгать, бегать и танцевать – я опять выразила недоверие. Однако, врач опять порекомендовал сделать снимок. Шпоры на снимке больше не было!
Я начала постепенно входить в нормальный ритм жизни. Совершать всё более длительные пешие прогулки, ходить в тренажерный зал. Тем временем у меня закончлась гомеопатия, и я пришла в центр за новой порцией гомеопатии. Доктор рассмеялась: “А почему вы думаете, что вам еще нужны капли? А ну-ка сделайте еще один тест своим костям!”, – сказала она, – “особенно, если хотите удивить своего семейного врача”. Я согласилась, но все же набралась наглости и опять стала жаловаться, что ноги все же продолжают по вечерам отекать, походка стала тяжелой, нарушенное лимфообращение так и не восстановилось. “Ну вы просто исключительно везучий человек”, – улыбнулась она, – “Мы только что получили новую аппаратуру для Пневмомассажа, которая уже прекрасно зарекомендовала себя в Европе. При помощи нагнетаемого постепенно снизу вверх воздуха новая машина осуществляет пневматический массаж и лимфодренаж конечностей, убирает целлюлит. Компрессионная терапия, выводя из организма излишки жидкости и вредные вещества, восстанавливает водный баланс, что объясняется нормализацией циркуляции лимфы и межклеточной жидкости. С помощью аппарата активизируется кровообращение, усиливается потоотделение, а ритмичные колебания давления выполняют лимфодренажный массаж. Эта процедура не только выводит излишнюю жидкость из тканей и продукты обмена из межклеточного пространства, но и устраняет отеки, тонизирует стенки сосудов.
Метод высокоэффективен при сосудистых отеках ног различной степени и локализации, венозной и лимфатической и сочетанной недостаточности, лимфостазах и слоновости, трофических язвах, а также синдроме усталых ног, необходимости длительной работы сидя и стоя (в том числе на каблуках), большом весе, дерматолипоцеллюлитах бедер. Хотите попробовать?”
Конечно, я согласилась! Результат превзошел все ожидания – теперь на мои ножки опять можно смотреть с удовольствием. И хотя лет мне уже не мало, походка моя опять легка и упруга, несмотря на высокие каблуки, которые опять вошли в моду, а главное – от моей депрессии не осталось и следа! Однако, “The Art of Life” я не бросаю. Я теперь занимаюсь там в классе медитативного танца “Nia Dance”, основоположницей которого была Айседора Дункан! Я мечтала об этом всю жизнь. Да и как можно бросить обучение “Искусству жить”, которому обучают в этом центре!
Огромное спасибо всем сотрудникам “The Art of Life” за их профессионализм, внимание и создание воистину уникального медицинского центра!
The Art of Life УНИКАЛЬНЫЙ ЦЕНТР ЗДОРОВЬЯ: 885 Don Mills Rd. Suite 121 www.theartlife.ca 416-449-6747